«Рок-хамелеон»

Образ Дэвида Боуи

 

Эта статья посвящена памяти Дэвида Боуи – английского музыканта, актера, продюссера и аранжировщика. Боуи – по-настоящему знаковая фигура, сохраняющая свое влияние в мире популярной музыки на протяжении четырех десятилетий.

Образ Дэвида Боуи

 

Активные поиски собственного стиля заставляли Боуи постоянно самосовершенствоваться, искать нечто новое, что отличало бы его среди других звезд… Итог – Дэвид Боуи является иконой стиля не только в музыке, театре, но и … в мире моды.

Образ Дэвида Боуи

 

Сценические перевоплощения музыканта (персонажи Зигги Стардаст и Изящный Белый Герцог), постоянная смена имиджа в жизни сделали его влиятельной фигурой в fashion-индустрии. Одежда из кожи и атласа, шляпы и остроплечие пиджаки, пронизывающий «взгляд из под бровей» — таков был глэм-стиль Боуи. Каждое новое шоу Боуи, каждый новый образ влиял на модные тренды сорок лет назад – и влияет до сих пор. Сегодня образы Боуи, основателя глэм-рока возвращаются в коллекциях-2011 модных дизайнеров: Dries Van Notten, Roland Mouret, Balmain ,Lanvin. Versace.

Образ Дэвида Боуи

 

Боуи не сразу достиг статуса мировой звезды, диктующей моду. Ступень за ступенью, эксперимент за экспериментом, преодолевая кризисы и двигаясь к вершине…

Начало.

Дэвид Роберт Джоунс (сценический псевдоним – Дэвид Боуи) родился в Лондоне 8 января 1947 года. Его мать, Маргарет Мэри «Пэгги» (урожденная Бёрнс) англичанка ирландского происхождения, работала билетершей в кинотеатре, а его отец, Хэйвуд Стентон «Джон» Джоунс был довольно успешным чиновником в обществе «Барнардо». Семья жила на Сороковой Стэнсфилд Роуд, расположенной недалеко от южной границы между районами Лондона Брикстоун и Стоквелл. Эта местность подчеркивала распространенное мнение о том, что «Лондон в сороковые годы был самым худшим местом в самое неподходящее времяя – особенно для воспитания ребенка. Боуи учился в Младшей школе Стоквелла до шести лет, заслужив там репутацию талантливого и целеустремленного ребенка – и источника скандалов.

Образ Дэвида Боуи

 

В 1953 году семья переехала в пригород Лондона, в Бромли, где, два года спустя Боуи начал учиться в школе Burnt Ash Junior School. Его замечательный голос был признан как нельзя более подходящим для местного школьного хора, а блок-флейта в его руках демонстрировала уровень его музыкальных способностей – явно выше среднего. В возрасте девяти лет он занялся танцами на только что появившихся занятиях по музыке и движению и достиг поразительных творческих успехов. Учителя называли его выдумки «ярко художественными», а его упорство и самообладание – «удивительным для ребенка его лет». В этом же году он испытал и первое сильное впечатление, связанное с музыкой. Отец принес домой коллекцию записей Американских артистов 45-го года, включая Фрэнки Лэймона, группу The Teenagers , The platters, Fats Domino, Little Richard и Элвиса Пресли. Однажды, слушая композию Элвиса «Тутти Фрутти», Боуи сказал: «Я слышал голос Бога». Влияние Элвиса Пресли на Боуи было очень сильным. «Я увидел, как моя кузина танцует под песню «Hound Dog». Я не видел чтобы что-то заводило ее и заставляло так двигаться. Это произвело на меня сильнейшее впечатление – сила этой музыки. После того случая я стал собирать записи Элвиса». К концу следующего года он освоил несколько разновидностей гитары. Потом взялся за фортепиано и стал сыгрываться со своими друзьями. Его сценические представления, основанные на композициях Элвиса и Чака Берри , в сочетании с оригинальными произведениями, сыгранные его группой Wolf Cub, описывались как «завораживающие и неземные». Провалившись на экзаменах в Burnt Ash Junior, Боуи был вынужден оставить эту школу и поступить в Высшую Техническую Школу Бромли.
Это было не совсем обычное техническое училище. Биограф Кристофер Сэнфорд писал:
«Несмотря на статус, которым обладала эта школа, в то время когда Дэвид Боуи приехал туда в 1958 году, она был богата на разнообразные ритуалы, как и любая государственная публичная школа того времени. Здесь были дома, названные в честь государственых деятелей 18 века, «Питт» и «Уиллберфорс». Здесь была школьная форма и целая система поощрений и наказаний. Упор делалался на знание языка, науки и проектирования. Здесь была особая университетская атмосфера, процветавшая благодаря наставничеству Оуэна Фрэмптона. По воспоминаниям Боуи, Фрэмптон ценил силу и обаяние личности даже больше, чем интеллект. Порядки, заведенные им в Брэмтоне были довольно либеральными и позволили ему воспитать немало одаренных учеников, как ни странно, в области искусств. Взгляды Фрэмптона были настолько передовыми, что он поощрял музыкальную карьеру своего собственного сына, Дэвида и его совместную музыкальную деятельность с Дэвидом Боуи. Их сотрудничество продолжалось в течение тридцати лет.

Образ Дэвида Боуи

 

Боуи изучал искусство, музыку и дизайн, включая планирование и верстку. Благодаря своему сводному брату, Терри Бернсу, Боуи познакомился с современным джазом, а благодаря матери – всерьез увлекся творчеством Чарльза Мингуса и Джона Колтрейна. В 1961 году мать Боуи также подарила ему пластиковый альтовый саксофон, и через некоторое время Боуи стал брать уроки у местного музыканта. В 1962 году Боуи получил серьезную травму в школе. Его друг Джордж Андервуд, во время драки за девочку, ударил Дэвида в левый глаз. У Андервуда на пальце было кольцо. Последовали четыре месяца госпитализации и операций, врачи опасались, что зрение в левом глазу Боуи не восстановится никогда. Зрение восстановилось, однако не полностью. У Дэвида оказалось нарушенным ощущение глубины, а зрачок остался навсегда расширенным. Именно поэтому кажется, что у Боуи разноцветные глаза, хотя на самом деле это не так. Несмотря на этот случай, Андервуд и Боуи остались хорошими друзьями. Джордж даже принял участие в художественном оформлении ранних альбомов Дэвида.

1962-68: Группа «Konrads to the Riot Squad».

Поменяв пластиковый саксофон на настоящий в 1962 году, в возрасте 15 лет Боуи организовал свою первую музыкальную группу. В основном Konrads to the Riot Squad, состав которой колебался от четырех до восьми человек (в ее состав входил и Андервуд) играла гитарный рок-н-ролл на местных вееринках и свадьбах.

Образ Дэвида Боуи

 

В следующем году Боуи окончил техническую школу и заявил родителям о своем решении стать поп-звездой. Однако мать не приняла его намерения всерьез и быстренько устроила на работу в качестве помощника электрика. В это же время, огорченный пассивностью своих товарищей по группе, Боуи покинул Konrads и присоединился к другой команде, The King Bees.

Образ Дэвида Боуи

 

Он связался с очень успешным бизнесменом, Джоном Блумом, который буквально загребал деньги лопатой и предложил ему «сделать то, что в свое время Брайан Эпштейн сделал для Beatles — заработать миллион-другой». Сам Блум тогда не ответил на предложение, но направил Боуи к партнеру Дика Джеймса, Лесли Кон – это был первый музыкальный контракт Боуи.

Образ Дэвида Боуи

 

Новоиспеченный продюссер стал продвигать своего питомца. Первый сингл певца «Liza Jane» не имел коммерческого успеха. Разочаровавшись в The King Bees и их репертуаре, состоявшем из блюзовых композиций Хоулина Вульфа и Вилли Диксона, Боуи покинул коллектив и меньше чем через месяц присоединился к Manish Boys — еще одной блюзовой команде, музыка которой представляла собой смесь фолка и соула. «Когда-то я мечтал быть их Миком Джаггером» — вспоминал Боуи.

Образ Дэвида Боуи

 

Песня «I Pity The Fool», также, как и первый сингл Боуи не имела успеха. Боуи вновь ушел из группы и присоединился к коллективу The Lower Third, блюзовому трио, которое находилось под сильным влиянием The Who. Однако и здесь ничего не вышло. Композиция «You’ve Got a Habit of Leaving» продавалась не лучше, и Боуи всерьез задумался о разрыве контракта со своим продюссером, Конном. Заявив, что он покидает поп-сцену для того, чтобы «заняться пантомимой в Театре Sadler’s Wells», Боуи тем не менее, остался в группе The Lower Third. Позднее его новый менеджер, Ральф Хортон, впоследствии сделавший немало, чтобы продвинуть сольную карьеру Дэвида Боуи, наблюдал, как музыкант стал сотрудничать с группой The Buzz. «Do Anything You Say» стал пятые синглом певца.

Образ Дэвида Боуи

 

И снова – неуспех. Параллельно Дэвид умудрился воссоединиться с The Konrads . И хотя музыканты исполнили вместе несколько композиций Боуи и песни знаменитой группы Velvet Underground — материал так и остался незаписанным. Вскоре Хортон представил Дэвиду Боуи Кена Питта, и тот взял на себя обязанности музыкального менеджера.

В этом время музыканта перестал удовлетворять его сценический псевдоним – Дэви Джонс. В середине 1960-х его стали частенько путать с Дэйви Джонсом из The Monkees. Вскоре появился псевдоним «Дэвид Боуи», по имени американского колониста Джима Боуи и его знаменитого ножа (Bowie knife). Его сольный сингл, вышедший в апреле 1967 года, «The Laughing Gnome», в котором использовалась ускоренная запись, напоминавшая бурундучьи голоса из мультика«Чип и Дэйл», в чарте провалился. Вышедший через шесть недель сольный альбом Боуи, представлявший смесь психоделии, мюзик-холла и поп-музыки, постигла та же участь.

Образ Дэвида Боуи

 

После этого Дэвид Боуи на два года уйдет в тень.

Влечение Боуи ко всему эксцентирческому и странному проявилось, когда он познакомился с танцовщиком Линдси Кемпом. «Он жил эмоциями, он был очень харизматичным. Его повседневная жизнь была самым настоящим театральным представлением – такого я никогда и нигде больше не видел. – вспоминает Боуи. – Он был воплощением богемы. Я словно в цирк попал».

Образ Дэвида Боуи

 

Кемп, в свою очередь, вспоминал: «В сущности я не учил его быть мимом, но я помог ему раскрыть себя. Я освободил ангела и демона, которые скрывались внутри него».

Образ Дэвида Боуи

 

Изучая под руководством Кемпа историю тетара, от авангарда и пантомимы до ренессансной комедии дель-арте, Боуи погрузился в процесс создания театральных персонажей, которые можно было бы показать миру. Сатирическая зарисовка о жизни британского заключенного, описанная Боуи в песне «Over the Wall We Go» стала в1967 году синглом Пола Николса (известного как Оскар).А его следующая композиция, «Silly Boy Blue», была исполнена Билли Фьюри.

Образ Дэвида Боуи

 

Вскоре Боуи стал ухаживать за Гермионой Фартингейл, с которой его познакомил Кемп — они переехали в Лондон и стали жить вместе. Гермиона, игравшая на акустической гитаре, создала группу, в которую вошла она, Боуи и басист Джон Хатчинсон. С сентября 1968 года по 1969, когда Боуи и Гермиона расстались, трио дало несколько концертов, в которых соединялись элементы фолка, бит-музыки, поэзия и пантомима.

Образ Дэвида Боуи

 

1969-1973: От психоделии до глэм-рока.

Space Oddity для Hunky Dory.

Из-за неудачи в музыкальном бизнесе Боуи был вынужден работать, где придется. Он снялся в популярном рекламном ролике мороженного Lyons Maid , однако в рекламу шоколада Kit Kat его не взяли. С целью продемонстрировать таланты Боуи, был снят 30-минутный фильм «Love You Till Tuesday», в котором Дэвид использовал фрагменты своих номеров. Несмотря на то, что сам фильм дожидался премьеры до 1984 (!) года, съемки в январе 1969 года привели к неожиданным успехам. Боуи просто пришел к продюссерам и сказал: «Этот ваш фильм – я сочинил для него новую песню». И он показал песню, которая обеспечила ему коммерческий успех.Выход «Space Oddity» («Космическая странность», название созвучное с «Space Odissey» — «Космической Одиссеей», фильмом Стэнли Кубрика) совпал с высадкой американских космонавтов на Луну. Вскоре после разрыва с Гермионой Фартингейл Боуи стал снимать квартиру у Марии Финниган.

Образ Дэвида Боуи

 

Все сильнее отдаляясь от рок-н-ролла и блюза, Боуи, Финниган, а также Кристина Остром и Барри Джексон организовали фолк-ансамбль и стали играть по воскресным вечерам в пабе «Три Бочки» на Beckenham High Street. Вскоре паб превратился в «Лабораторию Искусств Бэкенхема» (Beckenham Arts Lab) и стал очень популярным заведением. Однажды «Лаборатория искусств» организовала бесплатный музыкальный фестиваль в ближайшем парке, позже воспетом Боуи в его песне «Memory of a Free Festival» Сингл «Space Oddity» был выпущен в свет 11 июля, через пять дней после того, как стартовал спутник «Аполлон-11» — и попал в пятерку хитов Великобритании. Второй альбом Боуи с рабочим названием «Space Oddity», был выпущен в ноябре.

Образ Дэвида Боуи

 

В Великобритании он назывался просто: «Дэвид Боуи». А в Америке, такое название вызвало некоторое смущение (вероятно, американцы вспомнили своего земляка и его выдающийся нож) и было заменено на «Man of Words/Man of Music» («Человек слов/Человек музыки»). Альбом, насыщенный пост-хипповскими текстами о мире, любви и морали, замешанный на акустических фолковых звучаниях, в сочетании с утяжеленными роковыми композициями, успеха при выходе не имел.

Образ Дэвида Боуи

 

В апреле 1969 года Боуи познакомился с Ангелой Барнетт и в том же году они поженились. Она сильно повлияла на своего талантливого мужа и приняла самое активное участие в его карьере, заткнув за пояс официального менеджера Боуи, Питта. Скоро Боуи, зарекомендовавший себя как сильный артист в своей композиции «Space Oddity», стал чувствовать нехватку «постоянной группы для концертов и записей, коллективе единомышленников».

Образ Дэвида Боуи

 

Эта нехватка стала ощущаться еще острее, когда возникли творческие разногласия между Боуи и Марком Боланом, популярным музыкантом, который выполнял обязанности сессионного гитариста у Дэвида. Наконец, группа была собрана. Джон Кэмбридж, барабанщик, знакомый Боуи еще по «Лаборатории искусств», басист Тони Висконти и Мик Ронсон, исполнитель на электрической гитаре – так образовалась группа The Hype.

Образ Дэвида Боуи

 

Каждый член группы придумал собственный образ и стал носить соответствующие костюмы. Все это было предвестниками глэм-стиля группы The Spiders From Mars. И снова – неудача. После провального концерта в Лондонском Roundhouse Боуи решил вновь задуматься о сольной карьере. Работа над студийным альбомом была прервана в связи с горячими спорами Боуи и Кэмбриджа. Критикуя стиль своего ударника Боуи однажды воскликнул: «Ты убил мой альбом!» В конце концов, Кэмбридж покинул группу и его заменил Мик Вудмэнси. Вскоре после этого певец уволил Питта с поста менеджера и пригласил другого — Тони Дэфри. Это стоило Боуи нескольких лет судебных разбирательств и в итоге – денежных потерь. Он был вынужден выплатить Питту большую компенсацию.

Образ Дэвида Боуи

 

Однако студийные записи продолжились и в результате в свет вышел третий альбом Боуи — «The Man Who Sold the World» (1970). Он отличался утяжеленным звучанием и сильно отличался от акустического фолкового второго альбома. Для того, чтобы продвигать альбом в Соединенных Штатах, звукозаписывающая компания Mercury Records организовала Боуи рекламный тур по стране (январь-февраль 1971). В ходе тура Боуи дал ряд интервью для СМИ.

Образ Дэвида Боуи

 

Эксплуатируя андрогинный внешний вид певца, оригинальные обложки британской версии нового альбома, вышедшего через два месяца, изображали певца одетым в женское платье. Боуи таскал с собой одеяние и наряжался в него во время интервью – чем привел в восторг критиков. Журналист «Rolling Stone», Джон Мендельсон описал Боуи как «восхитительного и очень напоминающего американскую актрису Лорен Бэколл». А еще – он надевал его на улицу, чем вызывал неоднозначную реакцию людей, например, смех. Один пешеход вытащил пистолет и сказал Боуи: «поцелуй меня в задницу». Во время тура Боуи удалось понаблюдать за двумя наиболее плодовитыми прото-панковскими артистами, что способствовало созданию собственной творческой концепции и , воплотившейся позднее в образе Зигги Стардаста. Это было слияние личности Игги Попа и музыки Лу Рида, породившее образ «законченного поп-идола». Девушка Боуи вспоминала о его каракулях, написанных на салфетке в закусочной – о безумной рок-звезде, которого звали Игги… или Зигги». Вернувшись в Великобританию, он заявил о своем намерении создать осценический образ «человека с Марса».

Образ Дэвида Боуи

 

В работе над альбомом «Hunky Dory» (1971) место продюссера Кена Скота и басиста Тревора Болдера занял Висконти. Он прекрасно справлялся с двойными обязанностями. Альбом частично напоминал возврат к образу поп-певца «не от мира сего» из «Space Oddity», за некоторыми исключениями, такими, как песня «Kooks», написанная для сына Дункана Зоуи Хэйвуда Джоунса, который родился 30 мая. Его родители выбрали ему его «чудаковатое имя» — и следующие 12 лет его называли не иначе, как «Зои» («Зоя») — от греческого слова zoe – «жизнь». С другой стороны, альбом затрагивал и более серьезные темы. Обнаружилось, что Дэвид Боуи с необыкновенным уважениям относится к некоторым авторитетным творческим личностям.

Образ Дэвида Боуи

 

Это проявилось в песнях «Song for Bob Dylan», «Andy Warhol», и «Queen Bitch» (песня, стилизация группы Velvet Underground). Альбом не принес Боуи безусловного коммерческого успеха, однако попал на 16-е место в хит-параде «All Time Top 1000 Albums» («1000 Альбомов всех времен»).

Ziggy Stardust.

Образ Дэвида Боуи

 

В своем следующем рискованном предприятии, по мнению биографа Дэвида Бакли, «Боуи коренным образом изменил представления о рок-музыке того времени» и «создал, возможно, самый величайший культ, который когда-либо существовал в популярной музыке».

Образ Дэвида Боуи

 

Покрасив волосы в красный цвет, и облачась в изумительный костюм, Боуи дал жизнь новому персонажу, Зигги Стардасту, герою представления «Spiders from Mars» («Пауки с Марса»).

Образ Дэвида Боуи

 

Вместе со своей командой – Ронсоном, Болдером, и Вудмэнси — он организовал премьеру в пабе «Кувшин Тоби» в Толворте, 10 февраля 1972 года. Шоу имело огромный успех, Боуи моментально стал звездой. Следующие шесть месяцев он провел в туре по Великобритании, где сложился настоящий «культ Боуи» и, по выражению Бакли, «самым уникальным стало то, что его влияние на мировую поп-музыку было невероятно долгим и безумно творческим. Такого до него не было». «The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars» (1972), новый альбом Боуи, соединял элементы хард-рока с облегченным экспериментальным роком и поп-музыкой. Сингл «Starman» закрепил успех Боуи в Великобритании.

Образ Дэвида Боуи

 

И альбом, и сингл попали в чарты Великобритании, особенно после его выступления в «Top of the Pops» ,в июле того же года. Альбом продержался в чартах в течение двух лет – а вскоре к нему присоединилась и пластинка «Hunky Dory». Затем (о чудо!) его песни «John, I’m Only Dancing» и «All the Young Dudes» стали британскими хитами. Тур Зигги Стардаста продолжился в Соединенных Штатах. Костюмы Зигги были созданы японским дизайнером Кансай Ямамото: блестки, шелковые ткани в сочетание сдерзким поведением Боуи стали основой глэм-рокового образа.

Образ Дэвида Боуи

 

В 1972 году Боуи исполнил бэк-вокал для сольного прорывного альбома Лу Рида «Transformer», созданного совместно с Миком Ронсоном. Его собственный альбом «Aladdin Sane» (1973) возглавил Британский чарт, заняв первое место – в жизни Боуи это произошло впервые. «Зигги отправляется в Америку» — так описал Боуи свою новую пластинку.

Образ Дэвида Боуи

 

Песни, которые вошли в альбом, были написаны во время путешествия по США. Зигги тур продолжился теперь в Японии – с целью рекламы нового альбома.

Образ Дэвида Боуи

 

Песни «The Jean Genie» и «Drive-In Saturday» из альбома «Aladdin Sane» вошли в первую пятерку британского чарта. Вместе с потрясающим успехом пришли тяжелые психологические проблемы :выступая длительное время в роли Зигги Стардаста, а затем в роли Изящного Белого Герцога (Thin White Duke), Боуи с трудом выходил из образа.

Образ Дэвида Боуи

 

Увлечение Боуи актерской игрой выразилось в полном погружении в те образы, которые он создавал в своей музыке. «За сценой я робот. На сцене я – чистая эмоция. Возможно из-за этого я люблю перевоплощаться в Зигги – и не быть Дэвидом». «Зигги не оставлял меня в течение нескольких лет, — признавался Боуи. Все начало тогда, когда публика стала терять интерес …

Образ Дэвида Боуи

 

Моя собственная личность была подавлена. Это становилось очень опасным, и я в серьез беспокоился, не сошел ли с ума». Его поздние «Зигги-шоу» были чем-то ультра-театральным и были полны шокирующих моментов: Боуи выходил на сцену в костюме борца сумо (то есть в одной набедренной повязке!) или изображал оральный секс с гитарой Ронсона.

Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 

Даже на пресс-конференции Боуи являлся в образе Зигги. Это продолжалось до внезапного драматического «ухода Зигги на пенсию» — последнего шоу, состоявшегося в Лондоне, в Hammersmith Odeon, 3 июля 1973 года. Фрагменты финального шоу вошли в фильм «Ziggy Stardust and the Spiders from Mars», выпущенном в 1983 году.

После того, как Пауки с Марса отправились в отставку, Боуи на некоторое время отрешился от образа Зигги. Его предыдущие пластинки стали теперь цениться очень высоко: «The Man Who Sold the World» был переиздан в 1972 году, вместе с «Space Oddity».Композиция «Life on Mars» с альбома «Hunky Dory» была выпущена отдельным релизом в июне 1973 года и заняла третье место в Британском хит-параде синглов. А уже в сентябре песня «The Laughing Gnome», «новинка» 1967 года, оказалась на четвертом месте этого же хит-парада. Выход Альбома «Pin Ups», коллекция избранных каверов 60-х годов, последовавший в октябре и моментально оказавшегося на первом месте, композиция «Sorrow» из этого альбома, занявшая 3 место в Британском хитпараде, — все это сделало Дэвида Боуи самым продаваемым артистом 19873 года в Великобритании. А число альбомов Боуи, вошедших в британский чарт, достигло шести.

Образ Дэвида Боуи

 

1974-76: соул, фанк и Thin White Duke (Изящный Белый Герцог).

В 1974 году Боуи отправился в Соединенные Штаты: сначала в Нью-Йорк, а потом в Лос-Анджелес. «Diamond Dogs» (1974), частично основавшийся на соуле и фанке, был продуктом двух неодинарных идей: с одной стооны, это был мьюзикл, рассказывающий о диком будущем в постапокалиптическом городе, с другой стороны, за основу был взят текст из романа «1984» Джорджа Оруэлла.

Образ Дэвида Боуи

 

Пластинка взлетела на первые строчки британских хит-парадов, а в США заняла довольно почетное пятое место. С целью промоушна Боуи организовал тур «Diamond Dogs» (так назывался и хит из нового альбома), посетив города Северной Америки.

Поездка длилась несколько месяцев – с июня по декабрь 1974 года. Высокобюджетное шоу было насыщено театральными спецэффектами, для постановки танцевальных номеров был приглашен хореограф, Тони Бэзил, а для создания фильма подключили сценариста Алана Йентоба. В итоге появился документальный телефильм «Cracked Actor»(«Ненормальный актер»), показавший нездорового, изможденного Боуи. И не случайно. Во время тура певец испытывал проблемы, связанные с тяжелой кокаиновой зависимостью, спровоцировавшей сильнейшее физическое истощение, паранойю и эмоциональные проблемы.

Образ Дэвида Боуи

 

Позже он замечал, что альбом «Дэвид Live» нужно было бы назвать «Дэвид Боуи Жив и Здоров и Живет только в Теории» (Living Only In Theory). Live-альбом Боуи, тем не менее, только закрепил его успех, заняв второе место в Великобритании и восьмое – в США. После небольшого перерыва в Филадельфии, где Боуи записал новый материал, тур продолжился – с новым акцентом на стиле соул.

Образ Дэвида Боуи

 

Результатом Филадельфийской работы стал альбом « Young Americans» (1975). Биограф Кристофер Сэнфорд писал: « В течение многих лет британские рокеры пытались, тем или иным путем, сделать свое звучание более «черным». Мало кому удавалось то, что сделал Боуи».

Новый «саунд» альбома, которому певец дал название «plastic soul» («пластиковый соул») стал радикально иным, чем вызвал отчуждение у преданных поклонников Боуи в Великобритании.

Образ Дэвида Боуи

 

Зато в Америке альбом полюбился, а песня «Fame», написанная в соавторстве с Джоном Ленноном, который также записал для нее бэк-вокал, и Карлосом Аломаром, заняла первое место в хит-параде США.

Образ Дэвида Боуи

 

Джон Леннон назвал творение Боуи «великим рок-н-роллом с помадой на губах». Боуи стал первым белым артистом который получил возможность участвовать в американском шоу «Soul Train». Он мастерски обыграл свои песни «Fame» и «Golden Years». Последнюю, кстати, он предложил исполнить Элвису Пресли, но знаменитая звезда отказался. Альбом «Yong Americans» имел коммерческий успех в Великобритании и США. Воспользовавшись этим, Боуи переиздал сингл «Space Oddity»,моментально взлетевший на первую строчку британского чарта. Однако, несмотря на прочно утвердившееся положение суперзвезды, Боуи, по словам биографа Кристофера Сэнфорда, «несмотря на рекордные продажи его альбомов (более миллиона копий «Зигги Стардаста»), перебивался отдельными заработками. В 1975 году, он уволил своего менеджера, повторив историю скандальной отставки Кена Питта пятилетней давности. В течение следующих месяцев длительных судебных разбирательств, Боуи наблюдал за тем, «как миллионы его будущих доходов утекали из его рук в пользу бывшего менеджера, Дефри». Потом – вспоминал все тот же Сэнфорд, «Боуи заперся в доме на West 20th Street, где в течение недели соседи могли слышать его вопли, доносившиеся сквозь запертую дверь чердака.

Майкл Липпман, бывший адвокатом Боуи во время переговоров, стал его новым менеджером. А уже в следующем году певец уволил его, выплатив существенную премию за его прошлые заслуги.

Альбом 1976 года, «Station to Station» представил Боуи в новом образе «Изящного Белого Герцога», персонажа главного трека «Thin White Duke». Визуально он напоминал героя фильма режиссера Томаса Джерома Ньютона «Человек, который упал на Землю» — и снова это был инопланетянин. Как и предыдущий альбом, пластинка опиралась на соул и фанк, а также на Краутрок (немецкое направление экспериментального рока) и электронную музыку, пронизывающую все его последующие релизы. Степень зависимости Боуи от нарктотиков стала известна публике, когда Рассел Харти пригласил певца на интервью для своего телевизионного ток-шоу «London Weekend Television».

Незадолго до того, как должно было начаться интервью с Боуи в прямом эфире, стало известно о смерти испанского диктатора, генерала Франко. Боуи предложили отказаться от прямого эфира, для того чтобы Испанское правительство могло запустить срочный выпуск новостей, однако певец отказался и его интервью пошло в эфир. По описанию биографа Дэвида Бакли, «в течение последующего, довольно длинного интервью с Харти Боуи вряд ли отдавал себе отчет, в том что происходит.

Он выглядел отключенным и едва мог связать пару слов. Его рассудок, по последующему признанию Боуи , был затуманен дозой кокаина. В течение года несколько раз он испытывал передозировку, и был чрезвычайно истощен физически».

Образ Дэвида Боуи

 

Вслед за выходом альбом «Station to Station» в 1976 году последовал концертный тур по Европе и Северной Америке, продлившийся три с половиной месяца. Особое освещение, использованное в ходе тура, подчеркнуло необычность песен: длинный драматический заглавный трек, баллады «Wild Is the Wind» и «Word on a Wing», а также фанковые «TVC 15» и «Stay». Костяк группы, сопровождающей Боуи во время тура, составили гитарист Аломар, басист Джордж Мюррей и барабанщик Деннис Дэвис.

Образ Дэвида Боуи

 

В течение 1970-х состав коллектива ни разу не менялся. Тур был бы очень успешным, если бы не политические разногласия. В Стокгольме журналисты процитировали неосторожну фразу Боуи о том, что «Великобритания могла бы получить большую выгоду, если бы к власти пришел фашистский диктатор», а на русско-польской границе музыкантов задержали за хранение нацистской атрибутики. Ситуация достигла апогея, когда Боуи и его группа вернулись в Лондон в мае.

Образ Дэвида Боуи

 

Этот случай стал известен, как «инцидент на станции Виктория». Отъезжая с вокзала на роскошном «Мерседесе кабриолет», певец помахал толпе и показал жест, который некоторыми был воспринят как фашистское приветсвие. Этот жест Боуи был заснят на камеру, фотографии были опубликованы в журнале «New Musical Express». Позже его обвинили в про-фашистских комментариях и скандальном поведении, в период, когда Боуи представал на сцене в образе «Изящного Белого Герцога». «Я был сумасшедшим, совершенно свихнувшимся. Но все, на что я опирался, было основано на мифологии… Весь этот расизм и Гитлер … на самом деле было связано с образом короля Артура».

Образ Дэвида Боуи

 

Позже драматург Алан Фрэнкс написал о Боуи в газете «Таймс»: «Боуи выжил из ума, без сомнения. У него было несколько очень тревожных опытов с тяжелыми наркотиками». Тем не менее Боуи в образе Изящного Белого Герцога стал символом европейскости и андрогинности. Образ на столько же привлекательный, насколько надменный. И ничего лишнего: широкие брюки и узкая рубашка, твидовый пиджак и шорокополая шляпа – холодный вариант классики. Даже находясь в зависимости от наркотикотиков Боуи сохранял чувство стиля.

1976-79: «Берлинская эра».

В 1976 году Боуи переехал в Швейцарию. Он поселился в горах, к северу от озера Женева. Новая обстановка только способствовала увлечению Боуи кокаином – а еще, его внемузыкальным занятиям. Он с удовольствием занялся живописью, создал ряд постмодернистских пьес.

Образ Дэвида Боуи

 

Находясь в гастролях, он брал с собой блокнот и делал зарисовки, или фотографировал отдельные сцены – для дальнейшего воплощения. Посетив галерею в Женеве, и «Brücke Museum» в Берлине, Боуи, по словам Кристофера Сэнфорда, «стал плодовитым продюссером и коллекционером современного искусства.

Образ Дэвида Боуи

 

Он не только стал знаменитым покровителем искусства экспрессионистов. Запершись у себя в Clos des Mésanges, он интенсивно занимался самоообразованием: прошел курс классической музыки и литературы и начал работу над автобиографией». Он работал совместно с Брайаном Ино, снимал квартиру вместе с Игги Попом в Шенберге, и всерьез увлекся музыкальным минимализмом, эмбиентом. Эти влияния заметны в его «Берлинской трилогии» — трех альбомах, созданных совместно с Тони Висконти. Тогда же Игги Поп в соавторстве с Боуи, закончил свой дебютный сольный альбом. Так появился «The Idiot», а потом – еще одна пластинка, «Lust for Life». В марте и апреле 1977 года прошел гастрольный тур в поддержку альбомов. Альбом самого Боуи «Low», вышедший в том же году,частично находился под влиянием краутрока ( и таких немецких команд, как Kraftwerk, Neu!). Об этом говорит и тяготение Боуи к абстрактным, свободным музыкальным формам, и странность, стихийность текстов.

Образ Дэвида Боуи

 

Альбом получил отрицательные оценки критиков . Это был релиз, который не приветстововали ни компания RCA, заинтересованная, прежде всего, в коммерческом успехе, ни экс-менеджер Боуи, Тони Дэфри, который все еще имел определенный финансовый интерес в связи с карьерой певца. Однако, несмотря на опасения и тревоги, альбом вышел: сингл «Sound and Vision» попал на третью строчку британского хит-парада. Один из ведущих современных композиторов, Филипп Гласс, назвал альбом Боуи «гениальным» и использовал его в 1992 году в своем произведении Symphony No. 1 «Low». Материал следующего альбома Боуи Гласс включил в Symphony No. 4 «Heroes», вышедшую в 1996 году. Гласс похвалил Боуи за его талант «создания довольно сложных музыкальных произведений, маскирующихся под простые вещички». Подобно альбому «Low», второй альбом «Берлинской трилогии», «Heroes», соединял в одно целое поп и рок, показывая влияние музыки гитариста Роберта Фриппа на творчество Боуи. Как и в первом альбоме, главной темой «Heroes» была Холодная война, символом которой являлся разделенный стеной Берлин. Боуи впервые использовал в этом альбоме необычные звучания: генераторов белого шума, синтезаторов, японского инструмента кото. Альбом стал еще одним хитом, достигнув третьего места в британском хит-параде.

Образ Дэвида Боуи

 

Правда, его заглавный трек достиг только 24 места в хит-параде синглов Великобритании. Но это не помешало ему стать популярным: в течение нескольких месяцев он был выпущен на немецком и французском языках. Ближе к концу года Боуи исполнил эту песню на телевизионном шоу Марка Болана «Marc». А через два дня – во время специального рождественского выпуска телевизионного шоу Бинга Кросби, Боуи совместно с Кросби исполнил композицию «Peace on Earth/Little Drummer Boy») с использованием нового варианта стихотворного текста. Пять лет спустя эта песня стала новым Рождественским хитом «номер три» в Великобритании 1982 года. Следующую часть 1978 года Боуи провел на гастролях в поддержку двух своих альбомов. Эту музыку услышали более миллиона человек на 70 концертах в 12 странах мира. Это время стало переломным в жизни Боуи: он покончил с наркотиками. И, как отмечает Дэвид Бакли, «это был первый тур Боуи за последние пять лет, в котором он не накачивал себя кокаином перед выходом на сцену. Ему больше не нужно было то забвение, которое приносили наркотики. Он был достаточно здоров психически, для того, чтобы заводить новых друзей. Записи, собранные во время тура, составили материал для live-альбома «Stage», вышедшего в этом же году.

Заключительная часть берлинского триптиха, «Lodger» (1979), в отличие от первых двух, избежала влияния минимализма и эмбиента, и частично вернулась к гитарным поп-роковым звучаниям доберлинской эры. Результатом была сложная смесь музыки «new wave» и «world music», местами — с влиянием неевропейской музыки. Некоторые треки содержали элементы случайности: например, в композиции «Move On» использовались аккорды из композиции «All the Young Dudes», сыгранные в обратной последовательности. А в песне «Red Money» использовалась минусовка «Sister Midnight», написанной ранее Игги Попом. Альбом был записан в Швейцарии. Предваряя выход альбома, представитель RCA, Мел Либерман заявил: «Было бы справедливо назвать альбом Боуи вторым «Сержантом Пеппером»… Это концептуальный альбом, изображающий главного героя бездомным бродягой, жертвой жизненых обстоятельств, давления и технологии».
Эта запись была дьявольским сочетанием огромных надежд и сомнительного выбора, и это произведение повлекло за собой окончание сотрудничества Боуи и Ино – на пятнадцать лет. Альбом «Lodger» достиг четвертого места в Великобритании и 20-го в США. В конце этого года Боуи и Анджела объявили о разводе и после нескольких месяцев судебной тяжбы развелись в начале 1980-го года.

1980-89: от суперзвезды до мегазвезды.

Альбом 1980-го года «Scary Monsters (and Super Creeps)» с хитом “Ashes to Ashes», бесподобен, благодаря работе универсального гитариста Чака Серпа и переработанному характеру Майора Тома из «Space Oddity». Эта песня тесно соприкоснулась с андерграундным британским поп-движением «нового романтизма», после того как Боуи посетил лондонский клуб «Blitz», основное место встреч «новых романтиков», чтобы привлечь единомышленников из завсегдатаев заведения (включая Стива Стрейнджа из группы «Visage») для съемок видеоклипа, одного из самых необычных и инновационых в истории.

Альбом «Scary Monsters», продолживший принципы, установленные Боуи в его «Берлинской трилогии», воспринимался критиками куда более прямолинейным и ясным, с точки зрения музыки и текстов. Хард-роковая сторона альбома отличалась заметным влиянием Роберта Фриппа, Пита Таунсенда, Чака Хаммера, Тома Верлена. После того, как трек «Ashes to Ashes» завоевал первое место в британских чартах, Боуи предпринял поездку в Голливуд на три месяца. Там он сыграл одну из главных ролей в пьесе «Человек-слон». В том же году он исполнил эпизодическую роль в немецком фильме «Cristian F», связанном с темой подростковой наркомании в Берлине 1970-х годов. В конце года вышел саундтрек в фильму, в котором музыка Боуи заняла видное место.
В 1981 году Боуи совместно с группой «Queen» записал сингл «Under Pressure». Дуэт стал хитом, принеся Боуи почетное третье место в британском хит-параде. Примерно в это же время Боуи предложили главную роль в проекте Би-би-си: телефильму по пьесе Бертольда Брехта «Baal». Одновременно музыкальное издание, из пяти композиций, вошедших в пьесу было издано в Берлине, под названием «David Bowie in Bertolt Brecht’s Baal». В марте 1982 года, за месяц до премьеры фильма Пола Шрейдера «Cat people», Боуи выпускает песню «Cat People (Putting Out Fire)», которая стала негласным хитом в США и открыла 30 лучших песен Великобритании.

И уже в 1983 году Боуи достиг небывалого пика популярности и коммерческого успеха с альбомом «Let’s Dance». Альбом стал платиновым в США и Великобритании. Три сингла из этого альбома вошли в двадцатку лучших в обеих странах, а заглавный трек занял первое место. Композиции «Modern Love» и «China Girl» поделили второе место, благодаря видеоклипам, которые, по описанию Дэвида Бакли, «были всепоглощающими и пробуждали ключевые архетипы, характерные для мира поп-музыки». Небольшая история любви двух молодых аборигенов, очень молодежная, клип «China Girl», с эротическими моментами (потом частично подвергшимися цензуре) и любовной сценой на пляже (дань уважения фильму «From here to Eternity») была достаточно сексуально-провокационной, чтобы гарантировать жаркую ротацию на MTV. К 1983 году Дэвид стал одним из уважаемых видео-художников своего времени. За выходом альбома последовал гастрольный тур («Moonlight tour»), в котором Боуи сопровождал гитарист Эрл Слик и бэк-вокалисты, Фрэнк и Джордж Симмс. Мировое турне длилось полгода и принесло Боуи популярность Харизматичный Стиви Рэй Воган стал приглашенным гитаристом и играл сольные партии в «Let’s Dance».

«Tonight» (1984), другой танцевально-ориентированный альбом, стал совместной работой Боуи с Тиной Тернер и, снова, с Игги Попом. Она включала в себя ряд каверов, например хит 1966 года «God Only Knows» группы Beach Boys. Композиция «Blue Jean» вошла в десятку трансатлантических хитов и вдохновила Боуи на создание короткометражного фильма «Jazzin’ for Blue Jean», принесшему Дэвиду «Грэмми» и победу в номинации «лучшее короткометражное музыкальное видео». В 1985 году Боуи выступил на благотворительном концерте «Live Aid», в помощь жертвам голода в Эфиопии.

В ходе мероприятия было сделано благотворительное видео на песню, в которой Боуи спел дуэтом с Миком Джаггером. «Dancing In The Street» тут же стал релизом номер один. В этом же году Боуи посчастливилось поработать с группой Пэта Мэтани для записи «This Is Not America», вошедшего в саундтрек к фильму «The Falcon And The Snowman». И снова композиция стала хитом в Великобритании и Соединенных Штатах. Кроме того, Боуи сыграл Джарета, Королая Гоблинов в фильме «Лабиринт» Джима Хенсона, для которого он также специально записал пять новых песен. Его последний в этом десятилетии альбом «Never Let Me Down» (1987) отличался от двух предыдущих насыщенным хард-роковым звучанием с элементами танцевального техно-индастриала. Он занял шестое место в Британском хит-параде и породил несколько синглов «Day-In, Day-Out» (юбиленый шестидесятый сингл), «Time Will Crawl» и «Never Let Me Down». Позднее сам Боуи назвал его «своим надиром» ( закатом, точкой упадка) и … «ужасным альбомом». В поддержку альбома начался «Glass Spider Tour» (86-й концертный тур Боуи).В группу был включен соло-гитарист Питер Фрэмптон. Критики не приняли шоу, заявив, что Боуи пожертвовал качеством музыки ради пышного рок-шоу на стадионе со всеми характерными спецэффектами и танцами.

1989-91: Tin Machine.

На некоторое время Боуи прекратил свою сольную карьеру, впервые за долгое ремя заняв относительно неприметное место в рок-группе. Хард-роковый квартет Tin Mashine появился на свет в результате сотрудничества Боуи с гитаристом-экспериментатором Габриэлем Ривзом. В состав группы также входили ударник Тони Сэйлз и басист Хант Сэйлз, которых Боуи знал еще с конца 70-х, по работе над альбомом Игги Попа «Lust To Life».

Хотя в музыкальной группе предполагалось равенство, Боуи был доминирующим звеном: в написании песен и принятии решений. Дебютный альбом группы, носивший то же название, в начале пользовался спросом, хотя его политизированные песни не нашли широкого отклика. Боуи написал об одной из композиций, как об «упрощенной, наивной, радикальной, убийственной песне о проявлениях неонацизма». По мнению биографа Кристофера Сэнфорда, «Боуи стоило немалых нервов обсуждение проблем наркотиков, фашизма и телевидения, … словами, которые были хороши для комикса».

Представители компании EMI жаловались на то, что песни стали «проповедями», с «повторяющимися мотивами» и «непродуктивным минимализмом». Тем не менее, альбому удалось достичь третьего места в чарте Великобритании. Первый тур группы Thin Mashine стал коммерчески успешным, однако среди поклонников и критиков желание Боуи презентовать себя как рядового участника группы, не вызвало одобрения. Некоторые синглы, созданные группой потерпели крах в чартах и после разногласий с EMI Боуи прервал сотрудничество с лэйблом. Боуи понял, что и сам не может смириться с ролью рядового члена группы. В то время, как Tin Machine готовился выпустить свой второй альбом, Боуи заморозил проект и решил вернуться к сольной работе. Во время семимесячных гастролей «Sound+Vision Tour», Боуи, в основном, исполнял свои предыдущие хиты – и вновь почувствовал вкус признания и коммерческого успеха.

В октябре, спустя десять лет после развода с Анджелой, Боуи через общих друзей познакомился с супермоделью Иман, рожденной на Сомали. Боуи вспоминал: «В ночь, когда мы только познакомились я уже дал имена нашим будущим детям… Это было абсолютно неожиданно». В 1992 году Боуи и Иман поженились.
В том же месяце группа Tin Machine возобновила работу, однако аудитория и критики, не удовлетворенные первым их альбомом, проявили мало интереса к их творчеству. Выход нового альбома «Tin Machine II» был омрачен несвоевременным конфликтом из-за обложки: Боуи поместил на нее фотографию четырех статуй-Куросов. Они стали чем-то вроде «демонстрации изысканного вкуса» и, в то же время, «образа неверного и непристойного». С целью придать им символическое значение, авторы применили краску-аэрозоль и заплаты для того, чтобы сделать статуи бесполыми. Новая звукозаписывающая компания «Victory» посчитала это непристойным.
После еще одних гастролей и выхода live-альбома «Tin Machine Live: Oy Vey, Baby» участники группы разошлись, а Боуи возобновил свою сольную карьеру.

1992-99: электроника.

В апреле 1982 года Боуи принял участие в концерте, посвященном Фредди Меркьюри (Freddie Mercury Tribute Concert), солиста группы «Queen». Исполнив своих «Heroes» и «All the Young Dudes», он также спел дуэтом с Энни Леннокс в песне «Under Pressure». Через четыре дня Боуи и Иман заключили брачный союз в Швейцарии. Намереваясь поселиться в Лос-Анджелесе, они прилетели туда с целью найти подходящее жилье. Однако, вместо этого, оказались запертыми в четырех стенах отеля, в условиях комендантского часа. В этот день в Лос-Анджелесе начались беспорядки, так что паре пришлось покинуть город и отправиться в Нью-Йорк.

В 1993 году увидел свет его первый, со времени разрыва с группой Tin Machine сольный альбом «Black Tie White Noise»,сэлементами соула, джаза и хип-хопа. Используя запоминающееся звучание электронных инструментов, Боуи (в сотворчестве с продюссером Нилом Роджерсом) вновь вернулся к популярности, попав на первое место в чартах Британии.А композиция «Jump They Say» заняла 10 место в хит-параде синглов «Топ-40». Однако Боуи не остановился на этом. Он продолжал исследовать новые музыкальные горизонты, создав пластинку «The Budda Of Suburbia» (1993), саундтрек к одноименному фильму, созданному по мотивам романа Ханифа Курейши. В нем наметилось четкое движение в сторону альтернативного рока. Альбом получил одобрительные отзывы критиков, однако в чарте Великобритании не смог подняться выше 87 строчки. В то же время произошло воссоединение Боуи с Ино. «Квази-индастриал» — так можно обозначить стиль их нового творения «Outside» (1995), альбома, который был первоначально задуман как первая часть повествования с нелинейным сюжетом об искусстве и убийстве. Короткая история была написана самим Боуи, а альбом достиг высоких позиций в хит-парадах. Следующее решение Боуи спровоцировало неоднозначную реакцию поклонников певца и критиков: он выбрал в качестве группы поддержки на гастролях (Outside Tour) группу Nine Inch Nails, исполнявшую суровый индастриал.

17 января 1996 года имя Боуи заняло почетное место в Холле Славы в музее «Rock And Roll Hall Of Fame». Альбом «Earthling» (1997), построенный на экспериментах со стилями jungle и drum’n’bass был отмечен критиками и вновь принес Боуи коммерческий успех. Псня Боуи «I’m Afraid Of Americans», написанная для фильма Пола Верховена «Showgirls» была вновь перезаписана, а для сингл-релиза был создан ремикс Трента Резнора. Горячая ротация видеоклипа, созданного тем же Резнором, обеспечила песне 16-недельное присутствие в хит-параде Billboard Top-100. А вскоре произошло воссоединение Боуи и Висконти. Это случилось в 1998 году при записи «(Safe in This) Sky Life» для мультика «Ох уж эти детки». И хотя трек был уже отредактирован для окончательного монтажа, впоследствии он вновь был записан в качестве второй песни сингла « Everyone Says ‘Hi'»» в 2002 году. Это воссоединение предшествовало череде других предложений о сотрудничестве, включая ограниченный релиз сингла «Without You I’m Nothing» британской группы Placebo, с Висконти в роли co-продюссера и Дэвидом Боуи в качестве вокалиста.

1999-настоящее время: Боуи – неоклассицист.

В 1999 году Боуи создал саундтрек к компьютерной игре «Omikron», в которой он и Иман также стали прототипами для персонажей. Выпущенный в этом же году альбом «Hours» содержал перезаписанные треки из «Омикрона» и включал песню на текст Алекса Гранта, победителя соревнования «Cyber Song Contest», устроенного Боуи в интернете. В этом альбоме широко использовались живые инструменты: Боуи отошел от насыщенного электронного звучания. Студийная работа над новым альбомом «Toy» включала собой запись новых версий некоторых ранних произведений Боуи, а также трех новых песен. Альбом был начат в 2000 году, но так и не был выпущен. Вместо этого Висконти и Боуи продолжили сотрудничество, в результате которого вышел альбом, полностью состоящий из абсолютно новых песен – «Heathen» (2002) . И в этом же году, 15 августа, у Боуи и Иман родилась дочь, Александрия Зара Джонс.

В октябре 2001 года Боуи открывал «The Concert for New York City», благотворительную акцию в пользу жертв 11 сентября, исполнив минималистическое творение группы Simon & Garfunkel, а затем – масштабное шоу на основе альбома «Heroes». 2002 год Боуи провел в разъездах. Тур по Европе и Северной Америке в поддержку альбома «Heathen» начался с выступления на ежегодном фестивале Meltdown в Лондоне – Боуи помимо всего прочего стал его художественным руководителем. Среди участников фестиваля были сам Филипп Гласс, группы Television и Polyphonic Spree. В ходе тура Боуи исполнил не только песни с нового альбома, но и ранние композиции эпохи «Low». В тот год на концертах Боуи была отмечена рекордная посещаемость – около 722 000 человек, а сам певец получил доход, больший чем у кого-либо за 2004 год. 18 июня, выступая в Осло (Норвегия) Боуи был ранен в глаз: это была глупая выходка фаната, который неудачно бросил на сцену леденец. Неделю спустя, выступая в Германии, на «Hurricane Festival» Боуи почувствовал острую боль в груди. Первоначально он полагал, что это всего лишь защемленный нерв в плече, однако потом ему был поставлен диагноз: острая закупорка артерии. Тур закончился раньше срока, а звезду поместили в клинику Гамбурга, где ему сделали пластическую операцию на сосудах (ангиопластика).

Образ Дэвида Боуи

 

Восстанавливаясь после перенесенной операции Боуи уменьшил творческую активность, изредка появляясь в студии и на сцене. Он спел дуэтом с австралийской певицей, известной под именем Butterfly Boucher, которая вошла в саундтрек ко второму «Шреку». В период относительного спокойствия, в 2005 году, Боуи записал вокал для песни «(She Can) Do That» совместно с Брайаном Трэнсо для фильма «Stealth». 8 сентября 2005 года он вернулся на сцену, выступив на Национальном телевидении США вместе с инди-роковой группой Arcade Fire — для шоу «Fashion Rocks». А через неделю — отыграл с этой канадской группой во второй раз, став участником CMJ Music Marathon. Записал бэк-вокал для песни «Province» из нового альбома «Return To Coockie Mountain» группы TV On The Radio, коммерческий дуэт со Snoop Dogg’ ом на XM Satellite Radio и поработал совместно с Лу Ридом над альбомом «No Balance Palace» датских альт-рокеров Kashmir.

Образ Дэвида Боуи

 

8 февраля 2006 года Боуи был удостоен «Грэмми» за свои достижения (Grammy Lifetime Achievement Award), а в апреле заявил: «Я беру отпуск на год. Никаких гастролей, никаких альбомов». Он сделал всем сюрприз, появившись 29 мая на сольном концерте Дэвида Гилмора, одного из участников знаменитой Pink Floyd, в Альберт-Холле. Этот концерт был записан, и впоследствии даже выпущено несколько песен, спетых совместно Гилмором и Боуи. А в ноябре он уже выступал с Алишей Кис в Блэк-Холле в Нью-Йорке, на благотворительном мероприятии «Keep A Child Alive». В 2007-м он был избран куратором фестиваля High Line Festival, а в 2008-м – записал кавер Тома Уэйтса «Anywhere I Lay My Lead» для альбома Скарлетт Йоханссон.

Образ Дэвида Боуи

 

К 40-й годовщине высадки американцев на Луну, компания EMI объявила конкурс на создание ремиксов к песне Боуи «Space Oddity», а затем издала избранные варианты, чем подстегнула популярность этой песни. В январе 2010 года был выпущен двойной «живой» альбом Боуи «Reality Tour», основанный на материалах концертного тура 2003 года. А в конце марта 2011 года в интернет просочился материал из неизданного альбома Боуи, «Toy»,композиции из «Heathen» и большинство сингловых «би-сайдов», а также ранних записей певца.

Актерская карьера Боуи.

Биограф Дэвид Бакли писал: «Сущность вклада Боуи в поп-музыку состояла в его выдащемся даровании, таланте находить новые идеи повсюду за пределами мэйнстрима: в литературе, в театре, в кино – и воплощать их в музыке, меняя сам облик поп-культуры. Он был единственным, кому удалось продвинуться от глэм-рока к новым недосягаемым высотам, кому удалось создавать собственных персонажей на сцене, соединив театр и поп-музыку в одно, несомненно великое, целое».

Образ Дэвида Боуи

 

Кроме того, что Боуи сделал великую музыкальную карьеру, он также сыграл некоторое количество ролей в театре и кино, что принесло ему и актерское признание. Его актерской карьере предшествовал коммерческий успех на музыкальном поприще. Изучая авангардный театр и пантомиму под руководством Линдси Кемпа, он получил в 1967 году свою первую роль – роль Облака в постановке самого Кемпа «Пьеро в Бирюзовом» (позднее на основе спектакля был создан фильм «The Looking Glass Murder»). В черно-белой короткометражке 1969 года «The Image» он сыграл мальчика-привидение, вышедшего из картины художника, чтобы преследовать его. В этом же году Боуи сыграл в фильме «The Virgin Soldiers», по мотивам комического романа Лесли Томаса, где он появился в качестве статиста в эпизоде. В 1976 году Боуи получил известность, благодаря своей первой крупной роли в кино. Он сыграл Томаса Джерома Ньютона, пришельца с умирающей планеты, в фильме «The Man Who Fell To Earth», режиссера Ника Роуга.

Образ Дэвида Боуи

 

А в совместном англо-германском фильме 1979 года «Just A Gigolo» режисера Дэвида Хеммингса, Боуи сыграл главную роль прусского офицера Пауля фон Прцигодски, который, вернувшись с Первой Мировой, познакомился с некой Баронессой (Марлен Дитрих) и стал ее личным жиголо.

Кроме того, Боуи сыграл главную роль в бродвейской постановке «Человек-слон», получив высокую оценку критиков и публики за выразительную игру. За год (1980-1981) он выступил в этой роли 157 раз. В фильме «Christiane F. – Wir Kinder vom Bahnhof Zoo» (1981), рассказывающем реальную историю девушки-наркоманки из Западного Берлина, Боуи сыграл самого себя на концерте в Германии. В 1983 году Дэвид снялся вместе с актрисами Катрин Денев и Сьюзен Сарандон в ревизионистском фильме о вамприах «The Hunger». В этом же году он снялся в ленте Нагиса Осима, «С рождеством, мистер Лоуренс» по роману Лоренса ван дер Поста «The Seed And The Sower». Боуи исполнил роль Майора Джека Селье, узника японского лагеря для военнопленных. Потом последовала эпизодическая роль в скетче «Yellowbeard», созданной телевизионной комедийной труппой «Monthy Python», а в 1985 году он снялся в небольшой роли наемного убийцы в ленте «Into Night». В этом же году он отклонил предложение исполнить роль злодея Макса Зорина в фильме о Джеймсе Бонде «Вид на Убийство».

Также Боуи написал несколько композиций для рок-мюзикла «Absolute Beginners» (1986) по роману Колина Макиннеса о жизни лондонцев – и сыграл там незначительную роль. Тогда же он снялся в мрачном фэнтези Джима Хенсона «Лабиринт», где сыграл короля гоблинов, Джарета. В 1988 году он выступил в роли Понтия Пилата в фильме Мартина Скорезе «Последнее искушение Христа». Роли Боуи были очень разноплановыми: сыграв недовольного работника ресторана в ленте «The Linquini Incident» он перевоплотился в таинственного агента ФБР Филиппа Джефриса, в фильме Дэвида Линча «Твин Пикс: Огонь, иди за мной».

Образ Дэвида Боуи

 

Снявшись в короткой, но замечательной роли Энди Уорхолла, в биографическом фильме Джулиана Шнабеля «Basquiat» (о художнике Жане-Мишеле Баския), он перешел к роли отчаянного вооруженного громилы в фильме «Spaghetti Western Il Mio West» режиссера Джованни Веронези. Потом последовала роль стареющего гангстера Берги в картине «Everybody Loves Sunshine» Эндрю Гота, и появился в телевизионном сериале- триллере «The Hunger». В фильме «Секрет Мистера Райса» (2000) он сыграл роль приятеля неизлечимо больного двенадцатилетнего мальчика, а на следующий год появился в роли самого себя в «Образцовом самце». Боуи также участвовал в съемках знаменитого фильма «Престиж» (2006) Кристофера Нолана. В этой напряженной картине о соперничестве двух иллюзионистов конца XIX века, Боуи сыграл не кого-нибудь, а знаменитого физика Никола Тесла. Он также озвучил роль опасного злодея Урдалака в анимационном фильме «Артур и Минипуты», а также одолжил свой голос Господину Королевскому Высочеству в 94 серии мультсериала «Губка Боб: Атлантис Квадратный Штанантис». А в фильме режиссера Остина Чика «Август» он исполнил роль Огилви, став партнером Джоша Хартнетта и Рипа Торна. С последним Боуи уже работал в фильме 1976 года «Человек, который упал на Землю».

Сексуальная ориентация.

Бакли писал: «Если чем и смущает Зигги Стардаст своего создателя и свою аудиторию – так это проблемой сексуальной ориентации. В интервью Майклу Уоттсу для «Melody Maker», в январе 1972 года, Боуи открыто объявил о своей бисексуальности. Это признание совпало с первыми попытками Боуи покорить вершины поп-мира со своим Зигги Стардастом. В сентябре 1976 года, в интервью для «Playboy» Боуи признался: «Да, я действительно бисексуал. И я не могу отрицать, что неплохо использовал этот факт в своей жизни… Знаете, это лучшее,что со мной случалось». Но потом Боуи изменил точку зрения. В интервью для «Rolling Stone» 1983 года Боуи сказал, что публичное заявление о бисексуальности было величайшей ошибкой, которую он когда-либо совершал. Он также отметил, что его тогдашний интерес к гомосексуализму и бисексуальности носил скорее внешний характер. Это было веяние времени, влияние ситуации, в которой он оказался, нежели его собственные ощущения. И, как сказано у Бакли, для Боуи это было скорее «вынужденным попиранием моральных норм, нежели его биологической и психологической потребностью».

Образ Дэвида Боуи

 

Отвечая в 2002 году на вопрос «Blender» о том, действительно ли он считает свое заявление о бисексуальности ошибкой он ответил так:
«Интересный вопрос… [долгая пауза] Знаете, в Европе все отнеслись к моему заявлению спокойно. Но в Америке все гораздо сложнее. Нет, у меня не возникло серьезных проблем с людьми, которые вдруг узнали о моей ориентации. Но это вовсе не означало, что я хочу на каждой улице провозглашать это, быть лидером какого-то движения. Я знал, кем я хотел быть – композитором и исполнителем. А в Америке – я чувствовал это каждой клеткой – меня воспринимали, прежде всего, как бисексуала. Этот ярлык закрепился за мной надолго. Америка – пуританская страна, и я думаю, это помешало осуществить некоторые творческие планы.

Образ Дэвида Боуи

 

С точки зрения Бакли, Боуи скорее был «ниспровергателем всякого рода табу и к тому же совершенным дилетантом в этой области, … использовавшим сексуальную интригу лишь для того, чтобы шокировать публику. … Вероятнее всего, Боуи никогда не был ни геем, ни активным бисексуалом. Возможно он пробовал что-то подобное, но лишь в качестве любопытного эксперимента». Биограф Кристофер Сэнфорд, ссылаясь на Мэри Финниган, с котороый у певца был роман в 1969 году, что Боуи и его первая жена, Энджи «жили в мире фантазий, в том числе и бисексуальных». Сэнфорд рассказывает, что во время их брака Боуи «находил прелесть в том, чтобы язвительно упоминать о том, что он познакомился со своей женой в то время, как «трахал какого-то мужика». Секс с мужчинами носил эпизодический характер и был, скорее, предметом шуток. То, что Боуи предпочитал все-таки женщин, следует из хотя бы частичного подсчета всех его романов с женщинами.

Стиль Боуи.

С начала 1960-х годов стиль Боуи прошел множество ступеней развития. Его ранние композиции сценические представления находились под сильным влиянием исполнителей рок-н-ролла, Литтл Ричарда и Элвиса Пресли.

Образ Дэвида Боуи

 

Также он испытал влияние британского автора песен, музыканта и актераЭнтони Ньюли, чей вокальный стиль частично прослеживается в первых записях Боуи (к неудовольствию самого Ньюли, который уничтожил копию альбома 1967 года, присланного издателем Боуи). Увлечение Боуи мюзик-холлом сопровождалось частичными вкраплениями совершенно противоположных направлений: от хард-рока и хэви-металла до соула, фолка и психоделики.

Образ Дэвида Боуи

 

Многие специалисты, такие как музыковед Джеймс Перон, вокалист Джо Томпсон, Шиндер и Шварц отмечали его «богатый вокальный диапазон», «необычное вибрато», «выдающиеся технические возможности голоса»… И в манере владения голосом, и в его музыке, и в текстах становился очевидным необычный талант этого «певца-хамелеона». Историограф Майкл Кэмпбелл отмечает, что песни Боуи «приковывают к себе внимание и слух. Боуи скользит от личности к личности, как будто он вживается в каждую… Его голос меняется от раздела к разделу».

Образ Дэвида Боуи

 

Боуи к тому же – мультиинструменталист. Он играет на многих акустиеских и электронных инструментах, включая двенадцатиструнную гитару, разновидности саксофона, фортепиано, синтезаторы, губную гармошку, ксилофн, вибрафон, кото. барабаны, перкуссию, альт и виолончель.

Образ Дэвида Боуи

 

Наследие.

Новаторский музыкальный стиль Боуи и экспериментальное сценическое искусство возвели поп-музыку начала 1970-х годов на новую вершину, повлияв на все последующее ее развитие. Боуи – пионер глэм-рока.

Образ Дэвида Боуи

 

По словам историков музыки Шиндера и Шварца, именно он и Марк Болан ответственны за появление нового жанра. В то же время, он был тем, кто вдохнул новую жизнь в панк-движение. Когда же панк-рок погряз в условностях поп-музыки, Боуи пошел дальше – к более абстрактному музыкальному стилю и преобразовал его. Бакли писал: «В то время, когда панк-рокеры шумно демонстрировали общественное неповиновение в своих трехминутных популярных песнях, Боуи почти полностью отошел от рока».

Образ Дэвида Боуи

 

Звукозаписывающая компания Боуи стремилась выразить его уникальность в поп-музыке лозунгом: «Существует старая волна и новая волна. И Боуи». Джеймс Пэрон писал, что Боуи «привнес в рок-музыку изысканность», а критики отмечали интеллектуальную глубину его произведений.

Образ Дэвида Боуи

 

Бакли пишет, что поп-мир 1970-х отличался только «раздутым самомнением, одеждой из кожи и самодовольством». Боуи был не таков. Он изменил само представление о том, кто такой «рок-звезда». Как утверждает исследователь Джон Пил, «не было ни одного поп-идола, который мог бы сравниться с Боуи. Потому что все существовавшие до этого рок-боги на самом деле были чистой иллюзией». Бакли считает Боуи «звезой и иконой стиля. Он создал самый потрясающий культ в поп-музыке, благодаря той громадной работе, которую провел. Он остается уникальным явлением в популярной культуре, изменившим больше жизней, чем какая-либо другая поп-звезда».

Образ Дэвида Боуи

 

В 1996 году наследие Боуи заняло почетное место в музее «Rock and Roll Hall of Fame». Боуи был введен в рок-н-ролла в 1996 году [103] Творчество Боуи может бесконечно переосмысливаться. Музыкальный обозреватель Брэд Филики пишет, что на протяжении десятиелетий Боуи остается эдаким «музыкальным хамелеоном, изменяющим все вокруг и диктующим свою волю: это касается не только его музыкального стиля, но и модных трендов и всей поп-культуры в целом».

Образ Дэвида Боуи

 

Влияние стиля Дэвида Боуи на модную индустрию невозможно недооценить.
Editorials Davide Bowie.

Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 
Образ Дэвида Боуи

 

Адаптация текста Олеся Платонова.

Оставить комментарий